Страница статьи

МУЗЫКАЛЬНЫЙ БРЕНД БУРЯТИИ ОТМЕЧАЕТ 80-ЛЕТИЕ

30 Mar 2021

Национальный оркестр Бурятии готовится к празднованию юбилейной даты. О том, как создавался бренд: трудном пути, репертуарном голоде и людях, творящих историю. Всё что нужно знать об оркестре, в разговоре с художественным руководителем театра «Байкал» Жаргалом Жалсановым.

Музыка Национального оркестра Бурятии – неотъемлемая часть каждого концерта театра «Байкал». Все самые любимые танцы, песни, проекты, звучат под его аккомпанемент. Оркестр, который любят даже школьники и с которым стремятся выйти на одну сцену эстрадные певцы, оперные исполнители, творческие коллективы. Единственный в России оркестр с уникальным составом.

Новейшая история оркестра насчитывает лишь 16 лет. За это время с ним случились важнейшие, колоссальные изменения. Многие, кто слышит оркестр сегодня, даже не представляют сколько работы стояло за его созданием, и кто те люди, пишущие историю уникальному оркестру.

- Национальный оркестр Бурятии отмечает 80-летие, однако его нынешний состав был создан только в 2005 году?

Да, новейшая история оркестра начинается в 2005, когда произошло слияние трех коллективов – театра песни и танца «Байкал», театр танца «Бадма сэсэг» и оркестра бурятских народных инструментов им. Чингиса Павлова (ОБНИ). 47 музыкантов объединенных коллективов, создали базу для сегодняшнего оркестра.

- Тогда новый оркестр остался под именем Чингиса Павлова?

Да, он продолжили творческий путь под названием оркестр бурятских народных инструментов им. Ч. Павлова.

- Каждый музыкальный коллектив имел свою специфику, какого это было – объединить всех воедино?

В начале пути мы столкнулись с рядом проблем. Оркестр «Байкала» никогда ранее не концертировал отдельно от балета и солистов, всегда был аккомпанирующим. Мало выступал и «Бадма сэсэг», состоящий преимущественно из музыкантов из Монголии. ОБНИ не выступал вовсе. Будучи частью БГТРК, он играли только для записей различных передач. У нового оркестра не оказалось истории, на которой можно было базироваться. А самое главное нечего было играть. У нас был страшнейший репертуарный голод.

- Кто стал дирижером объединенного оркестра?

Через год после объединения им стал Жаргал Токтонов. А вообще, изначально были дирижер театра «Байкал» Оксана Жамбалова и руководитель музыкантов «Бадма сэсэг» Б.Наранбаатар, он же совмещал должность музыкального руководителя «Байкала».

- Сколько продлился этот период?

Первые три года, до 2008, оркестр «притирался» друг к другу. Мы искали «лицо» оркестра, пытались нащупать почву и понять куда двигаться.

- Какие инструменты были в составе?

На тот момент состав оркестра, название которого определяло наличие только бурятских инструментов, был неоднородным. Хууры, чанзы, виолончели и даже бас-гитара. Сохранили все инструменты, что были.

- А где репетировали?

Поскольку раньше такого большого оркестра не было, не было и подходящего помещения. В 2006 году Министерство культуры предоставили один кабинет в филармонии, который ранее был залом для совещаний. Временное пристанище на 13 лет превратилось в постоянное. Сейчас, оркестр базируется в доме быта на Ербанова, среди кабинетов юристов, кабинетов красоты и ателье.

- Что играл оркестр, ведь репертуара, то не было?

В 2006 году для сотрудничества с оркестром был приглашен Баттулга Галмандах, ныне музыкальный руководитель нашего театра. Он пришел сначала как морин хуурист, играл в оркестре и параллельно стал писать музыку. Его произведения, в тот же год, зазвучали в сборных концертах театра.

- Но вы стремились к полноценным концертам оркестра, а репертуарный голод существовал по-прежнему. Как решали эту проблему?

В 2008 году я начал вплотную работать в театре. В этот же год, Дандар Жапович решил, что оркестру нужно давать собственные концерты, выполнять госзадание. И мы начали думать, что делать. В советское время многие композиторы писали для симфонического оркестра, вариаций для нашего состава не было. Тогда, Жаргал Фридрихович начал делать переложения произведений на наш оркестр. Продолжал писать музыку и Баттулга. Так, репертуар, в котором у нас уже была музыка Наранбаатара, начал обогащаться.

- Но вы не меняли состав оркестра? Он продолжал быть оркестром бурятских инструментов несмотря на наличие в нем симфонических?

Да и мы получали очень много критики по этому поводу. Обсуждения об изменении и расширении состава начались в 2011 году, когда Баттулга стал музыкальным руководителем театра. С тех пор начался период больших изменений. У него был миллион предложений, мы анализировали, оценивали возможности. Баттулга продолжил писать произведения и вводить в них новые инструменты.

- Одним из первых новых инструментов, который ввели в оркестр был топшур, распространенный в тюркоязычных странах. Почему выбор пал на него?

Для новых песен и танцев западных бурят Дандару Жаповичу была нужна музыка. Ее писал Баттулга. Искусствоведы и этнографы доказывают, что западно-бурятские мотивы имеют большую взаимосвязь с индоиранской, тюркской культурой. Поэтому, композитор обратился к топшурам, которые популярны на Алтае, в Тыве, Казахстане, Монголии. До этого в Бурятии играли на топшурах, но в основном, солисты или малые группы.

- Что было дальше?

Модернизация инструментов. Хуур – традиционный бурятский инструмент, небольшого размера, округлой формы, как скрипка. После обсуждений с монгольским мастером по инструментам и руководством театра, Баттулга предлагает вернуть хуурам традиционный вид – трапециевидную форму, но при этом оставить железные струны, хотя в оригинале был конский волос.

- Что это изменило?

Изменился звук. Он стал более бархатным, зазвучал тембрально ниже. Было необходимо, чтобы оркестр звучал слитно. Раньше хууры звучали высоко, а теперь, звук приблизился к морин хуурам и начал сливаться тембрально.

- Было ли сложно музыкантам?

Да, я помню, как им было неудобно. Им пришлось переучиваться, потому что инструмент стал чуть больше.

- Но ведь были и периоды, когда музыкантам приходилось и вовсе менять инструменты и осваивать новые?

В оркестре некоторое время звучала бас-гитара, и это, конечно, было неправильно. Тогда, приняли решение заменить ее на бас хуур. В нашем колледже игре на нем не учили, поэтому Баттулга пригласил педагога из Монголии. Он переучил уже работающих музыкантов, произошла внутренняя переквалификация.

- Какова была цель тогдашнего оркестра?

Наша главная цель на тот момент – приобрести свое национальное звучание. Все изменения были направлены на то, чтобы найти свой исконный, национальный звук. Поэтому и меняли эстрадные инструменты на народные, обогащали состав.

- Как скоро удалось увереннее встать на ноги?

По мере работы, в репертуаре стали появляться крупные произведения и сложные партии у музыкантов. Баттулга продолжал вводить новые инструменты, для которых создавались отдельные произведения. Все это заметно повысило профессиональный уровень оркестра, и он начал играть на своих концертах, чего раньше не было вообще.

- Вслед за концертами вы начали реализовывать и крупные проекты, расскажите о них.

Мы стали претендовать на получение грантовой поддержки Правительства Бурятии. Одним из первых проектов в 2012 году стал «Музыка летящей стрелы». СМИ ознаменовали его очень значимым для Бурятии.

- Почему?

Как мы уже говорили, в репертуаре было мало современных произведений, еще меньше музыки для ансамблевых групп, песен, танцевальных произведений. Впервые за 10 лет на большом концерте прозвучала музыка современных композиторов Бурятии. Вся музыкальная сфера республики была включена в работу по обновлению репертуара.



- Кто работал над проектом?

Музыку писали Виктор Усович, Лариса Санжиева, Баир Дондоков, Базыр Цырендашиев, Бато Бальжинимаев, Галмандах Баттулга, Павел Карелов, Дарья Коркина, Екатерина Олёрская, Александр Русанов, Олег Шаренда, Баирма Овчинникова, Жаргал Омоктуев.

- Весомый список. Но и этого было недостаточно?

Определённо. Годом позже, под руководством Жаргала Фридриховича, мы реализовали проект посвященный 85-летию Чингиса Павлова. Тогда, композиторы превратили его песни в оркестровые произведения, сделали очень много пьес, сюит. Этот проект продолжил линию развития бурятских современных композиторов.

- Занимаясь обогащением репертуара и акцентируя внимание на традиционной музыке, вы вдруг заиграли саундтреки к фильмам? Кавер «Игра престолов» был самым обсуждаемым в 2016 году, что это – пиар-кампания или желание похулиганить?

Я - человек достаточно попсовый, и когда мне однажды ребята из концертного отдела предложили эту идею, я согласился. Начал спрашивать у музыкантов, руководителей. Мнения были разные, нужно было просто решиться. И мы решились, почему бы и нет?

- Сегодня у видео более 319 тысяч просмотров, в прошлом году его отрывок транслировал известный видеосервис «Амедиатека». На оркестр обрушилась внезапная слава?

Сейчас с уверенностью можно сказать, что да. Было удивительно, но сложилось впечатление, что многие только тогда узнали, что в Бурятии есть национальные инструменты.

- Не было ли обидно, что оркестр стал известен не через традиционные национальные проекты, а так?

Нет, это видео открыло путь для проекта «В мир кино». У оркестра появился еще один собственный проект, который открыл нас новой аудитории. Мы стали видеть на концертах молодежь, школьников. А это, для оркестра, явление редкое! Несмотря на свою несерьезность, этот проект стал узнаваем, и зрители начали приходить на другие концерты. Но, Баттулга до сих пор не очень любит этот проект.

- И он решил создать собственный проект «Звук»?

У Баттулги много проектов, один их них тоже связан с кино «Музыка и кино», но из последних больших проектов это «Звук». Он реализован при поддержке Министерства культуры Бурятии.

- О чем этот проект?

Мы пригласили 5 музыкантов, играющих на этнических - дудук, хучир, лимбэ, современном ханге и даже классическом альте. Вместе с оркестром они играли новые произведения Баттулги. Этот проект позволил нам понять, что оркестр готов играть с разными инструментами, а это показатель высокого профессионального уровня.

- Рос профессиональный уровень оркестра, вместе с ним росла и потребность в смене названия? Почему вдруг вы решили стать Национальным оркестром?

Как я уже говорил ранее, в названии происходила подмена понятий. Несмотря на то, что мы изменили состав и добавили национальные инструменты, он не был 100% бурятским. Я создал концепцию создания бренда оркестра. Долго думал, анализировал другие коллективы и мое внимание приковало слово «национальный» и я подумал, что надо выбрать его.

- Что дает переименование оркестра?

Это очень повлияло на музыкантов и коллектив в целом. Мы будто поднялись на ранг выше и наконец обрели статус, бренд. Но это не случилось только лишь по нашему решению, это обсуждалось на круглом столе при участии Министерства культуры, деятелей культуры и искусства, уважаемых композиторов, теоретиков. Большинством голосов решили, что переименование необходимо.

- С какого момента оркестр в новом статусе?

В июне 2017 года прошел концерт-презентация. Для него мы написали новую музыку, пошили костюмы, сделали декорации. Спустя четыре года можно сказать, что название легко «прижилось». Многие говорят, что так и должно было быть уже давно.

- Какой он Национальный оркестр Бурятии сегодня?

Подойдя к 80-летию, мы все равно находимся на пути изменений. Новейшая история насчитывает только 16 лет, это очень мало. Но за это время произошли самые важные трансформации. Последние годы оркестр плотно задействован во всех проектах театра, проводит собственные, гастролирует. Мы понимаем и видим перспективы, мы расширяем форматы и пробуем новое. Юбилейная дата не является для нас итоговой, она, скорее, промежуточная. Возможность оглянуться, посмотреть, что мы сделали и что еще можем. Я знаю, что Национальный оркестр Бурятии сегодня это бренд республики. Музыкальной культуры уж точно.

Напомним, что Национальный оркестр Бурятии отметил свое 80-летие еще в октябре прошлого года, но тогда празднование состоялось лишь онлайн. Сейчас, коллектив готовится к большому концерту, который состоится 18 апреля на сцене театра оперы и балета. Поздравить оркестр приедут дирижеры из России и Казахстана, которые выступят вместе с ними. Присоединятся к концерту и коллеги музыкантов – балет и солисты «Байкала».

Приобрести билеты на концерт можно на сайте театра «Байкал» - https://theatre-baikal.ru/ .

Возрастное ограничение 6+